Шведский подход к проектированию медицинских объектов, интервью с Андреем Петровым, директором по развитию бизнеса Semrén & Månsson в России

Опубликовано 2020-04-21

Андрей Петров, директор по развитию бизнеса Semrén & Månsson в России, по роду деятельности глубоко изучил специфику проектирования медицинских объектов в Швеции, и хорошо представляет, как этот опыт может быть применен в российской системе здравоохранения. Мы попросили его поделиться своим видением.

Проектирование медицинских объектов – одно из ключевых направлений деятельности бюро Semrén & Månsson. Как давно оно развивается в шведском офисе, и как этот опыт используется в российском представительстве?

Все в началось в Швеции более 50 лет назад. Медицинская студия, входящая в состав концерна Semrén & Månsson, за свою полувековую историю наработала исключительные компетенции в области медицинского проектирования и стала одним из ключевых проектировщиков в Швеции на объектах здравоохранения. Через три года после открытия проектного офиса Semrén & Månsson в Санкт-Петербурге мы подхватили эстафету от шведов и стали развивать в России медицинское направление в проектировании.

Активном старту в развитии этого направлении в России поспособствовал визит делегации правительства Санкт-Петербурга в Швецию с посещением клиник и госпиталей, спроектированных Semrén & Månsson. Наша компания получила отличные рекомендации от руководителей медицинских учреждений Стокгольма и Гетеборга. Комитет здравоохранения Санкт-Петербурга был заинтересован в привлечении европейских проектировщиков медицинских объектов, имеющих локальный офис в Санкт-Петербурге.

В 2015 году проектный офис Semrén & Månsson в Санкт-Петербурге состоял только из архитекторов и специалистов по разработке генеральных планов. И перед нами стояла дилемма: стать генпроектной компанией  или продолжить работать в сотрудничестве с проектными компаниями, имеющими в своем штате инженеров и конструкторов. В тот момент мы выбрали второй вариант. Мы стали искать партнеров в сфере медицинского проектирования в Санкт-Петербурге. Наиболее схожие взгляды с нами оказались у компании Werfau Medical Engineering, которая, как и мы, была сконцентрирована на BIM-проектировании. И в том же году  мы подписали первые два контракта на проектирование объектов здравоохранения в Санкт-Петербурге. Werfau Medical Engineering был генеральным проектировщиком, а в зоне нашей ответственности была разработка общих концепций, а также архитектурное проектирование и разработка генеральных планов.

Это были проекты хосписа в Колпино и Центра экстренной медицинской помощи при Александровской больнице. К сожалению, из-за отсутствия финансирования со стороны городской администрации эти проекты остались пока только «на бумаге» и ждут своего часа. Своего рода моральную компенсацию мы получили, когда узнали, что наш проект хосписа в Колпино, разработанный с использованием BIM технологии, получил престижную награду Autodesk Innovation Awards Russia 2015 в номинации «Использование BIM в проектировании и строительстве социальных объектов».

Расскажите, пожалуйста, о реализованном медицинском объекте, спроектированном российским офисом Semrén & Månsson, который вызывает у вас особую гордость.

На сегодняшний день нашей визитной карточкой в сфере медицинского проектирования в России является проект Красноярской краевой больницы. На этом проекте мы продолжили сотрудничать с Werfau Medical Engineering. Распределение ролей было аналогичным.

Красноярская краевая больница – крупнейший госпитальный проект России, его общая площадь составляет 200 тыс. м2. Проект должен был быть реализован к Универсиаде в Красноярске. Сложность задачи заключалась в том, что нужно было разместить  абсолютно новое медицинское учреждение с общим коечным фондом в 900 коек и тридцатью операционными на ограниченной территории существующей больницы с сохранением парково-рекреационная зона и при этом обеспечить на период строительства  бесперебойную работу всех отделений краевой больницы.

С этой задачей блестяще справились наши шведские коллеги, разработав 3 принципиально разные концепции. Одна из предложенных концепций имела уникальную компоновочную схему, вертикальные технологические потоки превалировали над горизонтальными. В результате размещение палатных отделений соотнесенно с операционными дало существенную экономию площадей и обеспечило наикратчайшие связи между отделениями.

Во многом успех этого проекта обязан мудрости и опыту Егора Евгеньевич Корчагина, главного врача Красноярской краевой больницы, который до этого занимал должность заместителя министра здравоохранения Красноярского края, много ездил по миру и был знаком с самыми современными практиками в области здравоохранения. Одно из решений, которые мы реализовали по инициативе Егора  Корчагина, это объединение отделения анестезиологии и отделения реанимации. Подобное объединение не противоречит СанПиНу и при этом дает существенное сокращение площадей и оптимизирует логистику.

Сейчас построен первый корпус новой Краевой больницы площадью 63 000 кв.м., в декабре 2019 года он открыл свои двери, и ныне продуктивно работает.

Есть ли отличия при проектировании медицинских объектов в Швеции и России? Какие особенности в нашей стране?

В России архитектор и медицинский технолог – две разные специализации. Технолог формирует технологические схемы и диаграммы, а потом архитектор пытается это облечь в архитектурную форму. Шведский подход принципиально иной. Архитектор, проектирующий в Швеции медицинские объекты, прекрасно разбирается в медицинской технологии и в состоянии самостоятельно разработать компоновочные и планировочные решения.

Ещё одно отличие, связано с устойчивым развитием, с принципом, который в Швеции является ключевым при планировании и проектировании. Проектированию в Швеции предшествует Feasible stage – стадия, на которой интервьюируются пользователи будущей клиники, от врачей до младшего медперсонала, представителей вспомогательных служб и, конечно же, пациенты. На этом этапе формируются представление о будущей клинике, стратегия развития, основные параметры объекта и этапность в реализации. Именно на этой стадии заказчик, консультант и архитектор задумываются о том, как сделать так, чтобы медучреждение, которое проектируется сегодня, было актуальным на определенном горизонте планирования.

Мы уже сегодня можем предположить какие технологии появятся через 20 лет, а какие-то направления и практики мы пока не в состоянии предвидеть. Поэтому крайне важно при проектировании клиник и госпиталей закладывать возможности расширения и возможности перепрофилирования под будущие технологические новшества.

Нам много известно о шведском подходе в жилищном строительстве, подходе к разработке квартирографии, а каков он в медицинской сфере?

Если говорить про медицинскую систему в Швеции в целом, и про подход к медицинскому проектированию в частности, то всё ориентировано на создание среды, направленной на оздоровление. В Швеции больницы, госпитали, клинико-диагностические центры в меньшей степени похожи на лечебные учреждения. Это решается, как за счет объемно-планировочных решений, так и за счет интерьерных решений. Сама культура обслуживания пациентов в Швеции более гуманна, создается среда, когда «стены лечат», большой акцент делается на профилактической работе.

Отличается ли процесс работы по медицинским объектам от других видов проектирования?

Проектирование медицинских объектов в Semrén & Månsson мало чем отличается от проектирования общественных и жилых зданий, все концептуальные решения разрабатываются в Швеции. Российская проектная команда на этапе концептуального проектирования также тесно взаимодействует со шведскими коллегами. ГИП, ГАП, медицинский технолог, специалист из отдела генплана готовят исходные данные для шведского проектного офиса и являются экспертами по нормативным коллизиям. На следующих стадиях проектирования роли меняются, за шведами - авторский надзор и Quality control.

Изменился ли запрос на проектирование медицинских объектов за 8 лет деятельности бюро в России?

5-10 лет назад медицинским проектированием в России в основном занимались интеграторы, поставляющие медицинскую технику, поэтому основной акцент у таких компаний был на применении в проекте своего медоборудования, а качество технологических и планировочных решений было вторичным. Конечно, также на рынке медицинского проектирования существовали и «классические» проектные компании. Мы же стояли особняком, по сути мы были единственной проектной компанией, представляющей европейского проектировщика в области медицинского проектирования с локальным офисом в России и не аффилированного ни с одним поставщиком медоборудования, медтехники и материалов для медицинских объектов.

За последние годы появился запрос на качественные медицинские проекты и применение BIM-технологий в проектировании медицинских объектов. Это способствовало расширению портфеля услуг в сфере проектирования у успешных проектных бюро, до этого не занимавшихся медицинским проектированием. Появилась конкурентная среда. Требование о применении BIM-технологий в проектировании медицинских объектов за последние пару лет стало нормой. Никакой медицинский объект, насыщенный современными инженерными системами и новейшими технологиями, уже невозможно представить без использования цифровых технологий в проектировании.

Разделяют ли клиенты в России шведский подход к медицинскому проектированию?

Конечно, прежде всего потому, что большинство российских заказчиков разделяют наши принципы и ценности. Комфорт пациента и персонала будущей клиники являются ключевыми задачами при проектировании.

Во-вторых, вопросы энергоэффективности мало волновавшие заказчиков еще несколько лет назад, сегодня, в связи с тем, что медицинские объекты становятся все более и более инженерно- и технологически насыщенными, становятся все более и более актуальными.

И в-третьих, всех заказчиков подкупает шведский комплексный подход к проектированию. Подход, при котором проектировщик в состоянии достичь синергии в проектных решениях.