Как взаимодействуют офисы Semrén & Månsson в России и Швеции, интервью с архитекторами из Петербурга

Опубликовано 2020-01-31

Над проектами Semrén & Månsson в России работает команда из российских и шведских архитекторов и инженеров.
О том, как это происходит на практике, мы пообщались с Алисой Мухаметовой и Ольгой Репиной, архитекторами из петербургского офиса бюро.

- Алиса, Ольга, на прошлой неделе вы вернулись из центрального офиса в Гётеборге. Расскажите, пожалуйста, как на практике строится взаимодействие между офисами в Швеции и России.

Изначально в России собираются исходные данные, т.е. мы понимаем какой у нас участок, какие ограничения, какое техническое задание заказчика, что он хочет получить в результате. После переводим, анализируем ситуацию, делаем схемы и отправляем эти данные в Швецию, чтобы там понимали, что происходит с участком, какая стоит задача. Затем шведская сторона начинает придумывать концепцию, креативить. В определенный момент подключаемся мы, и вместе продолжаем.

- В какой момент это происходит?

Это зависит от проекта, сроков его реализации, других факторов. Концепция шведская, а дальнейшая работа совместная. Случается, что в ходе проектирования у заказчика меняются данные, тогда мы предлагаем свои идеи к изначальной концепции и отправляем их в Швецию на согласование. И там их одобряют или корректируют. Мы делаем шведскую архитектуру.

- Вернемся к поездке, это был первый для вас такой командировочный опыт в Гётеборг?

Для нас – да.

- Какая была задача? 

На нашем проекте очень сложный участок со множеством ограничений. Нам нужно было объяснить все эти ограничения коллегам, ведь в Швеции нет таких жестких норм, как в России. Если бы мы каждый день связывались по скайпу по нужным вопросам, искали удобное для всех время, у нас же разные часовые пояса, то длился бы этот этап долго.  А так мы оперативно участвовали в процессе. И если возникали какие-то спорные ситуации, то мы наглядно поясняли, что здесь, например, такое-то ограничение. Там принимали это к сведению и продолжали работу с учетом этих ограничений. В этой ситуации так получилось эффективнее, чем по скайпу, который мы используем обычно. Это вопрос именно скорости коммуникации.
К тому же, мы присутствовали при создании концепции и запомнили ключевые идеи в том, исходном, контексте. Сейчас у нас продолжается работа в Петербурге, и мы сохраняем те, самые  первые важные моменты, которые на этой территории должны быть.

-Ваша работа там, и ваша работа здесь – чем она отличается? Как строится день?

Там более четкий распорядок дня. Рабочий день начинается в 8 утра, в 10 все встают на фику (fika - шведская традиция делать перерыв в работе на кофе), причем активно приглашают друг друга на этот перерыв, там все пьют кофе, общаются. Потом чередуются промежутки работы и отдыха, есть часовой перерыв на обед и ещё одну фику. И их никто не пропускает. В начале казалось, что этих периодов отдыха много. Но потом приходит понимание, что отдых этот только в нужный момент, а в рабочие отрезки шведские коллеги максимально сконцентрированы, эффективны и выдают результат. День получается более структурированным. Эта рациональность словно заложена в шведской ментальности.
Ещё одна особенность в самой структуре здания. Очень много meeting rooms, которые легко бронируются. Их постоянно используют. Там можно пообщаться рабочей группой, продемонстрировать проект заказчику, коллегам.
 
- Как вас приняли шведские коллеги?

Очень хорошо приняли, мы сразу включились в работу. Все extra polite – даже не знаю, как ещё сказать, настолько эта вежливость на уровне ментальности. Мы были полноправными участниками команды.

- Удалось ли вам успеть что-то увидеть помимо рабочего процесса?

В будни всё закрывается рано, потому чаще всего мы прогуливались. А в выходные мы отлично провели время. Сходили в Ботанический сад и музей современного искусства.